Трагическая судьба Владимира Петрова

У Владимира Петрова была трагическая жизнь. Он родился в 1907 году и стал одним из сильнейших игроков в Латвии. Его величайшим успехом был международный турнир в Кемери 1937, где он разделил первое место с Решевским и Флором, впереди Алехина и Кереса. Когда Германия оккупировала Латвию во время Второй мировой войны, он переехал в Москву, но после одного критического замечания о коммунистическом режиме он был арестован и в августе 1943 года умер в советском лагере.
Латышские шахматисты хорошо знаю о Петрове, но за пределами Латвии этот сильный и талантливый игрок малоизвестен.
Петров родился 27 сентября 1907 года (или в 1908, по некоторым источникам) в Риге, где он рос в сложных обстоятельствах в непростое время. С 1975 года Латвия была частью Российской империи, но 18 ноября 1918 года, после революции и конца Первой мировой войны, страна провозгласила независимость. Потом, с 1919 по 1920 года на территории Латвии проходила гражданская война, в которой было три главных противника: немецкие добровольческие корпусы, советские войска и латвийские части, поддерживаемые правительством. Летом 1920 года Латвия достигла независимости после подписания договора с Германией и Советским Союзом и в 1921-1922 годах независимость страны была признана в Англии, Франции, США и Латвия вступила в Лигу Наций.

Отец Владимира Петрова был сапожником, имел небольшой магазин. Мать Петрова была домработницей. Но сам Петров ходил в школу и получил хорошее образование. В 13 лет его, вместе с друзьями, научил играть в шахматы латышский шахматист Виктор Розенберг – латышская шахматная легенда. Однажды Розенберг выиграл у Алехина в сеансе. В 1923 году Петров вступил в шахматный клуб в Риге и годом спустя, в 1924, он выиграл второй турнир первого Латышского шахматного конгресса. В 1925 году Петров начал изучать юриспруденцию в Риге, но он так и не закончил свое обучение, потому что он все больше и больше концентрировался на шахматах.
В 1925-м Петров выиграл чемпионат Риги. У него был позиционный стиль и он черпал вдохновение в играх сильных латышских игроков, таких как Матисон и Апшениек. В 1926 Петров занял второе место во Втором латышском шахматном конгрессе, но в 1930-1931 он наконец выиграл турнир. В 1931-м он стал чемпионом Латвии. В 1934-м он также разделил первое место на этом турнире с Апшениеком. Петров не хотел играть тай-брейк и отдал титул Апшениеку, но взамен они условились, что Петров будет играть на первой доске на следующей Олимпиаде. В 1935 Петров снова стал безоговорочным победителем чемпионата Латвии.
С самой первой официальной шахматной Олимпиады 1928 года Петров стал частью национальной команды. Он играл за Латвию до Второй Мировой войны, последний раз – в Буэнос Айресе, 1939.
На Олимпиаде 1931 года в Праге он стал лучшим игроком на первой доске, в 1939 год – стал третьим (+8, =11)
В 1937 году он играл в Кемери, курорте неподалеку от Риги, где он разделил первое место. Это был величайший успех Владимира Петрова.
 
Решевский и Флор попросили отдать кубок победителя Владимиру Петрову – и президент Латвии Карлис Улманис отдал Петрову трофей. За игру против немецкого мастера Рельштаба Петров также получил серебряный кубок, пожертвованный семьей Аарона Нимцовича – за лучшую игру латышского мастера против иностранца.
После его успеха в Кемери Петров воспринимался международной шахматной прессой и другими игроками как гроссмейстер, хотя у него еще не было официального титула в то время.
Однако, Петров на самом деле так и не смог повторить свой успех в Кемери. В сильном круговике с восемью участниками в Земмеринге и Бадене неподалеку от Вены в 1937 году он финишировал последним. Однако, в матче между Латвие и Эстонией он обыграл Пауля Кереса 1½-½ на первой доске.
В международном турнире Лодзь-1938 Петров поделил третье место с Эрихом Элисказесом и Штальбергом. Десятое место занял Мигель Найдорф.
В турнире Маргит 1938 (Великобритания) Петров снова поделил третье место, на этот раз с Александром Алехиным и Рудольфом Шпильманом. Однако, ему удалось обыграть чемпиона мира, и в прекрасной манере.
Второй международный турнир в Кемери, в марте 1939, он закончил в середине таблицы. Но сразу же после Олимпиады в Буэнос-Айресе он выиграл турнир «Испанский клуб» в Розарио (Аргентина).
Во время Шахматной Олимпиады в Буэнос Айресе 1939 началась Вторая Мировая война. Английская команда покинула турнир сразу же после получения этой новости, но большинство команд осталось и закончило турнир. Множество игроков осталось в Аргентине после Олимпиады, но Петров возвратился в Латвию, которая вскоре погрузилась в политические беспорядки. В 1940 году Советские войска оккупировали страну и в 1940-м Латвия была вынуждена отдать независимость и стала частью Советского Союза – что привело к политическим чисткам и депортациям многих людей.
Как чемпион Латвии, Петров был приглашен в чемпионат СССР в 1940-м, где он финишировал в середине таблице, среди очень сильных игроков. В июне 1941-го, когда Германия вторглась в Советский Союз, Петров играл в полуфинале чемпионата СССР в Ростове-на-Дону, но турнир был отменен. Петров и его соотечественники Александр Кобленц и Янис Фрайд предприняли попытку вернуться в Латвию, которая была оккупирована Германии. Петров вернулся в Москву, где он принял участие в в чемпионате города в 1941-м. Он занял второе место. Позднее, Петров был эвакуирован в Свердловск, где он сыграл в еще одном турнире и занял второе место – позади Рагозина.
Во время турнира, Петров, вероятно, позволил себе уничижительные замечания о ситуации в Латвии после захвата ее коммунистами. На него донесли и 31 августа НКВД арестовало Петрова. Он был обвинен в антисоветских заявлениях и допрашивался в течение двух недель. После пяти месяцев в тюрьме он был приговорен к десяти годам каторжных работ и 3 февраля 1943 он был отправлен в ГУЛаг в Воркуте, где он умер 26 августа 1943 года от пневмонии. Его имя было в той или иной степени вырезано из советских шахматных книг. Жена Петрова, Галина, всю жизнь пробовала узнать, что случилось с ее мужем, но в течение долгого времени его судьба оставалась неизвестной. Только в 1989-м, когда архивы КГБ были обнародованы, Петров, был реабилитирован.
В 2012 году Алексей Широв, организовал Мемориал Петрова в Риге – в честь знаменитого латышского игрока.

Вам также может понравиться

Комментарии:

Добавить комментарий